Наука побеждать.

10 сентября 2012 - Skisport
Наука побеждать.
Бронзовый призер лондонских Олимпийских игр в эти дни снова вернулся к тренировкам. Впереди — подготовка к ответственным соревнованиям на международной арене, на которых борец вольного стиля впервые выступит не в качестве «темной лошадки», а уже как известный всему миру спортсмен. На что рассчитывает жамбылский борец в ближайшее время, и утихла ли горечь поражения после скандальной схватки с индийским спортсменом?
— Признайтесь, Акжурек, после лондонской Олимпиады Ваша жизнь сильно изменилась?
— Я бы не стал утверждать, что все поменялось кардинально. Конечно, люди на улице подходят ко мне, жмут руку, благодарят за завоеванную медаль. Радует, что люди понимают: я сделал все возможное для победы, многие говорят, что мою медаль можно считать золотой. Такая поддержка окрыляет. Но в остальном все по-прежнему, жизнь идет своим чередом. Начинаются те же тренировки, те же будни.

— Вы уже заявили, что готовы через четыре года снова выступить на Олимпийских играх…
— Да, я планирую еще раз попытать удачу. Все-таки чувствую в себе потенциал, силы, которые помогли бы мне подняться на высшую ступень пьедестала. Будет очень непросто, тем более что лицензия на игры не гарантируется призерам Олимпиады. Но Игры в Лондоне придали мне уверенности, и я не мог сейчас же завершить спортивную карьеру. Хотя предложения о работе в той или иной сфере поступали. Теперь я планирую выступать в более тяжелой весовой категории — 74 килограмма. А до следующей Олимпиады есть еще много других важных соревнований — чемпионаты континента и мира, Азиатские игры и так далее. В общем, скучать не придется.

— Как восприняли Вашу Олимпийскую победу родные? Они верили в Ваш успех?
— Моя семья и мой личный тренер Адлет Сарыбаев были, пожалуй, единственными, кто искренне верил в мой успех в Олимпийских играх. Больше из спортивных специалистов никто всерьез не рассчитывал на то, что я смогу побороться за медали.

— Значит, правда, что до последнего момента Ваша поездка в Лондон была под вопросом?
— Да, как Вы знаете, лицензия, завоеванная мной на турнире в Астане, не была именной, и ее могли отдать любому другому казахстанскому спортсмену. И здесь ситуация была такова, что на путевку в Лондон, помимо меня, претендовал Леонид Спиридонов. Мнения специалистов разделились: некоторые считали, что он должен ехать вместо меня. Говорили, например, что мне не по силам и даже невозможно выиграть медаль. Другие утверждали, что до этого Спиридонов дважды участвовал в Олимпиадах и не принес наград. В конце концов меня главным образом отстоял старший тренер сборной Казахстана Алтай Танабаев.

— Когда выяснилось, что в Лондон поедете именно Вы?
— Честно говоря, окончательное решение принималось очень долго, и это заставляло нервничать. Находиться многие дни в состоянии неизвестности, не зная, готовиться к Олимпиаде или нет, было настоящим стрессом. В таком состоянии я провел несколько сборов. Приходилось держать себя в форме на всякий случай, верить в то, что поездка возможна. Наконец решение было принято незадолго до начала Олимпиады. Но поверил в то, что еду в Лондон, только тогда, когда выдали форму и экипировку национальной сборной.

— А накануне Игр Вы сами чувствовали, что можете выиграть медаль?
— Сказать, что я сознавал вероятность попадания в тройку призеров, значит ничего не сказать. Я был уверен в том, что не останусь без медали! Более того, я верил, что могу взять золото. И это не просто слова. Накануне Олимпиады были турниры. В схватках я встречался со своими будущими соперниками в весовой категории до 66 килограммов. И в некоторых поединках я проигрывал, при этом особо не выкладываясь. Главной целью было прощупать соперника, понять, что он из себя представляет и можно ли его обыграть. И тогда я понял, что могу реально рассчитывать даже на золотую медаль.

Взаимная поддержка


— И вот Вы в Лондоне. Наверное, понравился город?
— Откровенно говоря, я его толком и не увидел. Хотя был десять дней в городе. У нас строгий режим, необходимо сгонять вес. Так что утром позавтракал — и на тренировку. Потом возвращаешься в гостиницу, обедаешь — и тихий час. После полутора-двух часов пешей прогулки недалеко от места проживания — ужин, чтение книг и снова сон! Лишь в последний день Олимпиады, сразу после завоеванной медали, начальник областного спортивного управления Гамлет Кайнарбеков и мой тренер Адлет Сарыбаев срочно собрались и повезли меня к знаменитым лондонским часам Биг-Бен на башне Вестминстера (английского парламента). Это главные часы Лондона, установленные на высоте 97 метров. Вот, пожалуй, и вся экскурсия.

— Переживали, наверное, за своих соотечественников?
— Еще как! Мы все поддерживали друг друга, желали успеха. Были горды, когда казахстанцы сразу же начали завоевывать медали. В гостинице следили за всеми трансляциями, и когда звучал Гимн нашей страны, хотелось даже плакать. Общался регулярно со своим земляком, боксером Гани Жайлауовым. Я верил в его силы, и у него были хорошие шансы выйти в полуфинал, но до желанной цели ему не хватило буквально одного шага. Жаль, что так получилось. Но все видели, что Гани работал как мог и выложился на всю катушку. Это спорт, из двух побеждает только один.

— А чего не хватило Вашим товарищам по сборной?
— Я считаю, что хорошие шансы были у Даулета Ниязбекова и Даурена Жумагазиева, бронзовых призеров последнего чемпионата мира. Я не видел их проигранных схваток, потому не могу судить о причинах поражения. Но стоит учесть, что уровень подготовки спортсменов всего мира растет, и конкурировать с борцами из лидирующих стран непросто. С другой стороны, отмечу, что тренеры нашей сборной Алтай Танабаев и Руслан Омралиев сделали очень много для подготовки сборной. Медали чемпионата мира — это их заслуга. С их приходом в сборной не только существенно улучшился тренировочный процесс, но и организация сборов стала прекрасной. Например, это касается сбалансированного питания.

Любимчик принца Гарри


— И вот он настал, решающий для Вас день…
— Наши схватки проходили в последний день Олимпиады, и с психологической точки зрения было нелегко. Можно было за эти десять дней запросто перегореть. Впрочем, все соперники находились в одинаковых условиях. Но в тот день чувствовалось, что организаторы явно торопились завершить к закрытию Олимпиады соревнования вольников. Уже в 8.30 мы начинали свои первые схватки! Восстановиться к этому времени было нелегко. А завершились поединки за полтора часа до официальной церемонии закрытия Олимпийский игр!

— Сильно волновались?
— После процедуры взвешивания я ощутил в себе полную готовность и концентрацию. Уверенность в том, что в тот день можно выиграть, усилилась. Я как никогда горел желанием выйти на ковер.

— Увы, с золотой медалью не вышло. Все стали свидетелями того, как в полуфинале индус Сушил Кумар укусил Вам ухо и ткнул пальцем в глаз. Этот момент стал самым обсуждаемым. Все задаются вопросом: почему судьи не отреагировали на это, почему Сушил Кумар поступил таким образом?
— Я выигрывал последний период со счетом 3:1, когда индус стал применять такие действия. Говорят, судьи не видели этого момента. Это неправда. Главный судья из Болгарии находился прямо возле моей головы и все видел. У меня помутнело в глазах, пошла кровь, и я сказал судьям, что произошло. Но они после паузы сказали мне: продолжайте схватку!

— Как Вы думаете, почему главный судья не отреагировал?
— Думаю, объяснение простое. Сушил Кумар был любимчиком британского принца Гарри, который в тот день сидел на трибунах и болел за индуса. Это могло сыграть важную роль в принятии решения судьями.

— Тем не менее даже несмотря на присутствие принца, японец Татсухиро Йонемицу победил в финале индуса.
— Это уже психология. После нашей схватки к индусу подходили очень многие спортсмены из нашей и других весовых категорий. Они все говорили Кумару — на разных языках, кто как мог, что он боролся нечестно и грязно и что такие победы не вызывают никакого уважения. А один даже сказал, что он вел себя «как баба». Кумар был очень подав-лен после всего этого. Он вместе с тренером подошел ко мне и попросил прощения.

— Хорош товарищ! Чуть не выколол глаз, прокусил ухо, сам — в финале, а ты, мол, прости… Ведь что Вам от этих извинений, если Вы не в финале?
— Вы правы. Но в тот момент на нем лица не было, и я уже тогда понял, что в таком состоянии он не сможет бороться за золото. Так и вышло — в финале он уступил японцу по всем статьям, не сумев настроиться.

— А каково было Вам? Нам казалось, что после такой схватки Вы не сможете настроиться на борьбу за третье место. Но Вы вышли на ковер против турка Рамазана Сахина, олимпийского чемпиона Пекина, как будто не было никакого несправедливого поражения.
— Честно говоря, после полуфинала мне и не хотелось бороться. Даже не хотел выходить на ковер. Ведь все эти дни я убеждал себя, что могу взять золото, могу стать олимпийским чемпионом. И вот уже финал был в нескольких секундах от меня, а тут — такое! Я был опустошен, не мог ни о чем думать, даже возможная бронза в тот момент казалась мелочью. Но моя семья наблюдала за этой схваткой по Интернету, брат позвонил тренерам и сказал: мол, я знаю его характер, Акжурек сейчас не будет бороться! Сделайте что-нибудь! Ко мне подошел директор областного центра подготовки олимпийского резерва Ернар Ибраимов, который и настроил меня.

— Если не секрет, что сказал он Вам?
— Что надо срочно забыть об этой схватке. Может быть, на этой Олимпиаде Аллах уготовил тебе бронзу, потому ты можешь взять то, что предназначено. Что касается тренера, то он очень помог именно во время схваток, указывая на тактические моменты.

Если бы…


— Расскажите о Вашей семье, которая так горячо переживала за Вас.
— Отца зовут Достык, он — строитель, мама Гульжанат — домохозяйка. Жену зовут Аида, сына — Есугей, ему полтора года, дочери Айзере два месяца. Также у меня два брата — Акниет и Едыге. Как видите, у нас большая дружная семья, в которой очень любят спорт.

— Когда Вы приехали в Тараз, Ваш глаз был по-прежнему красным. Долго лечились?
— Я до сих пор посещаю офтальмолога! Сейчас состояние глаза улучшилось, но при напряжении, например, с наступлением сумерек, он побаливает.

— В общем, воспоминание об Олимпиаде не покидает Вас каждый день?
— Не то слово. Я очень часто думаю о том, что упущен шанс стать чемпионом. Когда остаюсь один в комнате или еду за рулем автомобиля, возвращаюсь к тому дню, к той схватке с Сушилом Кумаром. И мне кажется, что все равно при всех известных обстоятельствах можно было выиграть. Кажется, что там, в финале, можно было применить пару удачных приемов и выиграть у японца. Сейчас сожалею о том, что нельзя повернуть время назад, нельзя переиграть ту роковую схватку.

— Каковы Ваши ближайшие планы?
— В Таразе 27—29 сентября будет проходить международный турнир по вольной борьбе, в котором рассчитываю принять участие. После Олимпиады будет первый мой выход на ковер, так что готовиться нужно прямо сейчас!

http://www.ztgzt.kz/

Похожие статьи:

Спортивные вестиСергей Дроздов: "Цель одна - побеждать"

Спортивные вести«Снежные Барсы» продолжают побеждать

Спортивные вести«Кайрат» начинает побеждать

Спортивные вестиХосе Перес Серер: Если не буду побеждать, то меня уволят из «Кайрата»

Спортивные вестиЮлиус Пензес: «Нужно побеждать каждую игру»

Рейтинг: 0 Голосов: 0 3174 просмотра

Мы В Контакте