Мирослав Лечич: «Чемпионами могут стать «Шахтер» или «Актобе»

20 августа 2012 - Skisport
Мирослав Лечич: «Чемпионами могут стать «Шахтер» или «Актобе»
Вполне возможно, что уже через пару туров он снова выйдет на поле. А пока у него еще есть время для общения с прессой и прогнозирования.

Что было, то прошло


— Мирослав, болельщики «Тараза» уже заждались тебя на поле. Как твое здоровье, готов ли ты играть?
— Мне кажется, что готов, так как нога уже не беспокоит, и я в неплохой физической форме. До травмы я весил 77 килограммов, а сейчас 74. Много тренируюсь. Был вместе с командой на сборах. Уже хочу играть. Но тренер считает, что я еще не совсем готов, или готов хуже, чем другие. Он тренер, ему виднее. А мне кажется, что хоть завтра могу выйти.

— У тебя не было желания после того злополучного матча с «Жетысу» как-то отомстить Доброшиновичу, по вине которого ты на месяцы вылетел из игры?
— Нет, конечно. Сегодня он «сломал» меня. А в следующий раз то же самое может произойти и с ним. Это же футбол. Мы с Доброшиновичем разговаривали. Он очень переживал, не специально наступил мне на ногу. Он не хотел этого.

— Даже если и не хотел, чтобы именно так получилось с тобой, то он все равно играл очень грубо с первых минут матча. Не тебя, так другого он обязательно бы покалечил, так мне кажется.
— Я видел несколько игр с его участием. Он всегда играет в силовой футбол. Просто в тот раз получилось вот так. Я все-таки верю, что он не хотел, чтобы были именно такие последствия. Я старался забить гол, а он старался, чтоб его команда не пропустила. При этом и я, и он рисковали. В любом случае, что было, то уже прошло. И скоро у меня тоже все наладится. Доброшинович очень искренне извинился. Я ему не хочу мстить, честное слово.

Борьба за медали


— Несмотря на долгое отсутствие, ты по-прежнему лучший бомбардир «Тараза». Но при этом все свои голы ты забил в домашних матчах. Почему не забиваешь в гостях? Выездные матчи давят на тебя психологически?
— Да? Я сам не обращал внимания на это. Почему так — не знаю. На самом же деле мне в гостях играть даже комфортнее, чем дома. Когда мы играем в Таразе, то наши соперники насыщают оборону, среднюю линию. Развернуться негде! А у себя дома они стараются играть первым номером, и у меня обычно появляется больше простора. Но вот не забивал, это точно.

— «Тараз» тоже набирает очки в основном в домашних матчах. Это вопрос тактики или психологии? Такое впечатление, что вы не верите в свои силы.
— Вообще-то мы никого не боимся. Мы побеждали и «Тобол», и «Актобе», и «Ордабасы», сыграли хорошо и с «Шахтером», и с «Иртышом». То есть со всеми лидерами. Да и никогда никуда не ехали, чтобы проиграть. Но дома, конечно, когда трибуны гонят вперёд: «Давай, давай „Тараз“!», побеждать легче.

— Кто, по твоему мнению, в этом году может реально рассчитывать в чемпионате на медали?
— Я думаю, что очень хорошие команды «Актобе» и «Шахтер». Они могут. Еще «Ордабасы» крепкий клуб.

— А «Иртыш»?
— Когда смотришь на турнирную таблицу, то видишь, что «Иртыш» тоже может завоевать медали. Но мы с ними играли, тогда они ничего не показали.

— Мирослав, у «Окжетпеса» — всего две победы, причем обе какие-то странные. Кокшетаусцы крупно обыграли «Астану», после чего там сразу поменяли тренера, поэтому есть всякие нехорошие мысли. А вскоре обыграли и вас. Не крупно, но очень чувствительно — 3:1. Вы, что «слили» игру?
— Нет! Сто процентов — нет! Мы не уступали специально.

У «Окжетпеса» очень плохое поле. Играть низом, как привыкли мы, не получилось. Да и они сыграли лучше, чем обычно. Еще один момент — после матча мы все отправлялись в отпуск. Мы больше думали об отдыхе, чем о работе. Мне кажется, что это основная проблема. А второй момент — перед «Окжетпесом» мы обыграли «Тобол». А когда побеждаешь лидера, то потом думаешь: «Мы сильные, сейчас, не напрягаясь, заберем еще и три очка у слабой команды». Вот и забрали…

— Ты в числе возможных призеров чемпионата не назвал свою команду. У «Тараза» есть возможность зацепиться за третье место?
— Да есть. Ведь там разрыв в очках не очень большой.

— Если вы третье место не займёте, то можно говорить что вы могли, но не захотели бороться на пределе своих возможностей?
— Возьмем «Актобе». Они сейчас если не самые сильные в казахстанском чемпионате, то одни из лучших. Однако актобинцев отделяет десять очков от первого места. Да, у них в запасе две игры, которые еще нужно выиграть. А вдруг и у них случится такой же прокол, как у нас в игре с «Окжетпесом»? Тогда они вообще никаких медалей не возьмут. То есть в борьбу за медали еще могут включиться и другие команды, которые я не называл. И все они будут играть на пределе своих возможностей. Так что не все будет зависеть только от нас. Но наши ребята собираются воспользоваться своим шансом по максимуму, это я знаю точно.

Удовлетворили своё любопытство?


— Мирослав, в начале сезона на домашние игры «Тараза» приходило до одиннадцати тысяч зрителей. Сейчас — в среднем по три — три с половиной тысячи человек. Что случилось с вашими болельщиками? Они разочаровались в игре своей команды?
— Сам об этом думаю. Я ведь сейчас тоже зритель. Может быть, потому что жарко? Я в Таразе уже шесть месяцев, но до сих пор не понял менталитет горожан. Как люди думают, о чем думают?

В Сербии, если команда держится в верхней части турнирной таблицы, то болельщики ходят на все игры, без разницы — сильный или слабый соперник. А у нас весной действительно зрителей было в разы больше.

Может быть, это из любопытства кто-то ходил? Посмотреть на новую команду, которую тренирует новый именитый тренер? А потом когда любопытные всё это увидели, то сказали: «Мы это уже знаем, что нам там еще смотреть»? То есть у клуба и осталось ровно столько болельщиков, сколько было всегда, вне зависимости от результатов, которые он показывает. В прошлом году, как говорят, «Тараз» чуть ли ни до последнего тура боролся за выживание и занял лишь девятое место. Но на игры ходили те же самые три тысячи человек.

— Мне кажется, в первых турах от вас энергия шла просто бешеная, зрители это чувствовали. А сейчас вы, даже если выигрываете, то делаете это как-то машинально без энтузиазма, без духа или даже без сумасшествия в хорошем смысле слова. Вы рвали и метали на поле, а сейчас как-то чересчур прагматично играете. Разве это не так? Глаза ведь у футболистов сейчас не горят так, как горели весной?
— Вряд ли я тут могу быть объективным. Но, наверное, ты правильно подметил. Весной мы каждую игру сами себя подстегивали: «Давай, давай!». А потом появился результат, мы вошли в топ чемпионата. И, может, успокоились?

Сложно назвать причину. Это из области психологии.

В футбол играют из-за болельщиков. Если будет много болельщиков, тогда все захотят играть, как ты говоришь, по-сумасшедшему. Без болельщиков нет красивого футбола. Без болельщиков тяжело играть даже за деньги. Любой футболист мечтает видеть полные трибуны!

Надеюсь, что на предстоящий матч с «Акжайыком» придет много зрителей. Все-таки это очень сильный соперник. Игра должна быть интересной. Хотя, с другой стороны, недавно мы встречались с «Шахтером». Но болельщиков было немного.
Синица в руках

— Мирослав, ты играл в более сильных чемпионатах. Как ты оказался у нас? Ты же понимаешь, что отсюда вряд ли потом вырвешься в Европу. Сербы к нам едут чаще всего, уже завершая карьеру.
— Мне 26 лет. Если и буду думать о завершении карьеры, то вряд ли это произойдет раньше, чем лет через пять. Если, конечно, Бог даст здоровья.

Но правда то, что когда мне было 20 лет, то я уже получал приглашение из казахстанского клуба. Но тогда я сказал «нет», потому что был молод, но уже выступал за «Цревну звезду». А теперь согласился, потому что уже хочу не только играть, но и получать за это нормальную зарплату.

— В 20 лет ты к нам не поехал, а в 26 приехал, потому что у тебя в Европе не сложилось?
— Тут два момента. Во-первых, мне позвонил Любко Петрович, тренировавший меня девять лет назад в «Црвена звезде», и сказал, что ему нужен игрок моего плана. Во-вторых, условия в Казахстане действительно лучше, чем в Румынии или Словении, где я играл уже. Я говорю не только по зарплате, а и по проживанию, и по тренировкам. Так я и принял решение.

— Что произойдет с тобой, если вдруг Любомир Петрович в следующем году перейдет в другую команду?
— У меня двухлетний контракт не с тренером, а с клубом. Я буду выполнять свои обязательства перед клубом.

— А почему ты играл в Словении и Румынии, а не в Сербии?
— В Сербии условия еще хуже.

— А как Сербия воспитывает столько игроков, что их хватает на все европейские чемпионаты, если в стране нет условий для футбола?
— Это сейчас нет условий. Когда-то было иначе. С тех пор все мальчишки начинают ходить и играть в футбол чуть ли ни одновременно. И играют все свободное время. Годам к 16–17 со многими уже заключаются профессиональные контракты. Я, например, в 16 лет начал зарабатывать футболом. Получал, конечно, маленькую зарплату, как и все мои сверстники. Потом обычно парни, если у них что-то получается в футболе, начинают искать более выгодный контракт. Так и выходит, что сербские футболисты есть практически в каждом европейском чемпионате.

— Есть ли в Казахстане молодые футболисты, которые могли бы играть за европейские клубы?
— Таких ребят много. Только в «Таразе» могу назвать 3–4 фамилии. Но им надо работать, потому что сейчас они не играют в европейский футбол. И могут никогда не заиграть. Несмотря на то, что у них есть сила, быстрота, выносливость.

— Что значит — играют или не играют в европейский футбол?
— По-европейски — это значит играть в футбол быстро, в одно-два касания. Уметь обращаться на «ты» с мячом. В каждой игре настраиваться только на победу. Даже последняя команда должна всем давать бой. Проиграли 5:0, ничего страшного, главное: «я могу, я хочу». Вот этого-то как раз и не хватает большинству.

Кроме ребят из «Тараза», я заметил еще многих, кто мог бы стать футболистом европейского уровня. Не все фамилии знаю, но отмечу тех, кого запомнил, они себя-то узнают. Например, очень перспективный парень из «Окжетпеса», который забил в наши ворота два красивых гола. Лимитчик-защитник «Жетысу» тоже очень хороший. В «Тоболе» Джолчиев сможет, я думаю. Я не знаю, молодой он или нет — это из «Шахтёра» левый полузащитник № 10. Если бы они работали над собой и рискнули, то не потерялись в более сильных чемпионатах.

— Зачем рисковать? Чтобы играть за мизерную зарплату?
— Наверное, это самое главное препятствие. Сколько молодые игроки зарабатывают здесь, столько в Европе им никто платить не будет. Но там есть шанс стать великим футболистом и потом получать миллионы. Я думаю, ребята сами не хотят куда-то ехать, чтобы рисковать. Как у вас в пословице — лучше синица в руках, чем журавль в небе.

Неразумный риск


— А ты делаешь ставки в букмекерских конторах?
— Делаю маленькие, чтобы сильно не рисковать. Но на свою команду никогда не ставлю. Вообще играю только на результаты матчей в чемпионатах Англии, Германии, Испании, Италии и Франции.

— А почему не ставишь на игры сербского или казахстанского чемпионата?
— Слишком большой риск (смеется).

Деньги — не главное


— Смотрел матч между сборной Казахстана и сборной легионеров?
— Нет, был на тренировке.

— Не знаешь, на каких условиях согласились играть иностранные футболисты? Их настоятельно попросили в клубах или пообещали хороший гонорар?
— Не знаю. Мы такие вещи друг с другом не обсуждаем, поэтому я ничего не могу ответить. Если бы меня пригласили, я бы поехал играть бесплатно.

— Зачем? Это ведь не сборная твоей страны, и ты же никому ничего здесь не должен, зато в такой игре есть риск получить травму.
— Мне самому очень интересно проверить себя на уровне других легионеров. Тем более что в чемпионате была пауза. А это еще и неплохая игровая практика.

Деньги, конечно, важная составляющая нашей жизни, но не главная. Я, конечно, переехал сюда за тысячи километров не только из-за любви к футболу. Но когда выхожу на поле, то не о деньгах думаю.

Может быть, так и другие размышляют, поэтому и приняли приглашение сыграть в необычном матче.

Личное


— Ты здесь с супругой?
— Да, но мы не в официальном браке. Ее зовут Сани. Мы давно знакомы, и после завершения чемпионата думаем узаконить свои отношения.

— Сани не говорит тебе: «Мирослав, куда ты меня привез? Давай поедем домой!»?
— Нет, она очень умная женщина. Мы уже жили с ней за границей — в Румынии. Да и устраивает нас здесь все. Город очень спокойный, без суеты. Нам обоим это нравится. Когда скучаем по дому, то общаемся с родственниками и друзьями по скайпу.

— А чем занимаетесь в свободное время?
— Играем в компьютерные игры.

— В ФИФА?
— Нет! Футболом я сыт по горло. Мы любим стратегии, стрелялки, гонки.

Sports.kz

Похожие статьи:

Спортивные вестиБоксер Г. Головкин может стать известнейшим казахстанцем в Америке

Спортивные вестиДжон Мирасти: «Был бы рад стать частью команды, которая даст мне шанс защищать своих партнеров»

Спортивные вестиОлимпиада. Нынешняя Олимпиада может стать одной из лучших для наших спортсменов.

Спортивные вестиКто должен стать «игроком сезона» в АПЛ?

Спортивные вестиАнна Кулькина: «Теперь собираюсь стать тренером»

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1691 просмотр

Мы В Контакте