Алексей Ни: «Сильных не любят. Сильных боятся»

14 августа 2012 - Спортсмен
Алексей Ни: «Сильных не любят. Сильных боятся»
По горячим следам Олимпийских Игр, в пресс-центре дворца спорта имени Балуана Шолака состоялась встреча, участие в которой приняли старший тренер сборной РК по тяжелой атлетике Алексей Ни и бронзовая медалистка по женской борьбе Гюзель Манюрова.

Начать пресс-конференции было предложено самому плодотворному тренеру в составе нашей делегации — Алексею Ни. Его подопечные завоевали четыре золотых медали, а сам Алексей в одночасье стал героем чуть ли не всей страны.

«Для многих, четыре золота — это сенсация. Но для нас, и для меня лично, это был план, который был определен еще в начале четырехлетнего цикла. Три двукратные чемпионки мира и один олимпийский чемпион — разве они должны были рассчитывать на вторые места?

Все чемпионаты мира, азиатские игры — проходные, подготовительные соревнования. Мы рассматривали их как подготовку к Лондону. Мы ехали только с одной целью — выиграть Олимпиаду. Вообще, Манеза и Подобедова должны были выигрывать еще в Пекине. Но там по разным причинам не смогли выйти на помост.

Чиншанло мы намеренно „затемняли“ в других категориях. Нам нужно было, чтобы девочка набралась уверенности, перестала бояться. Кроме того, так ее не могли отследить соперники. Мы специально пропустили чемпионат мира, проиграли юношеские олимпийские игры в Сингапуре, проиграли азиатские игры в Гуаньджоу. Мотивации у нее хватало, нам нужно было только создать все условия для подготовки.

Я не ожидал, что Евтюхина так выступит. Потому, что после Парижа было очень много заявлений с ее стороны. Россиия даже в категории до 69 килограмм никого не поставила, а бросила двух штангисток в 75 килограмм. У россиян было большое желание выиграть именно у Подобедовой, у своей соотечественницы. Борьбы не получилось, так как Евтюхина „забаранила“.

Ильин готовился отдельно от сборной, у него был индивидуальный план. Это оказалось удачным экспериментом, ведь в моей практике ничего подобного раньше не было. Мы с Ильей пошли на этот риск — и он оправдался. Ильин вышел на хороший объем, никогда настолько сильным Илья еще не был. Он бы выиграл с этим результатом и в категории 105 килограмм.

Нас ездило восемь человек. Четверо вернулось с медалями. Нурмухамбетова, ей 19 лет, хорошо прошлась в рывке. Просто последний подход не засчитали. Я впервые на Олимпиаде увидел, чтобы трое судей включили белый цвет, а жюри через минуту отменили решение. Просто она выступала после Манезы, там уже все страны начали паниковать из-за того, что Казахстан так уверенно идет. Они просто знали, что ни Подобедова, ни Ильин не отдадут золото. А тут еще Нурмухамбетова. Поэтому нас там немного „придушили“.

Меня очень порадовал Алмас Утешев. После баранки в Париже, мы очень много с ним работали. Мы рискнули, выставляя ему вес 175 килограмм. Но где проверять бойцов, как ни на таких турнирах? Я решил для себя — если сейчас он не сможет взять вес, то значит его уровень — республиканские соревнования. Также проверялись и Ильин, и все девочки. Но он справился, проявил характер. Я доволен его выступлением, ему нужно немного дозреть — и к Рио он будет конкурентоспособен.

На разминке я видел, как легко все делает Ильин. И я понял, что сегодня у него просто не будет проблем. Никто не сможет ему помешать.

Я стараюсь ставить на „толкачей“. Те, кто толкает — выигрывают.

Китайские делегаты меня смешат. Они звонят мне, говорят: „Отдайте наших спортсменок, мы давали вам их в аренду“. Когда мы забирали Чиншанло и Манезу, они не были в сборной. Они тренировались в провинциальном интернате. Мы ведь не могли их украсть, китайская сторона все прекрасно знала. У обеих были сломаны локти, потому китайцы их выкинули. А мы подобрали, выносили, и теперь они дают результат. Где они были, когда девчата выигрывали азиатские игры, чемпионаты мира? Тогда они молчали, а сейчас эту тему подняли. Есть контракт, в котором все оговорено.

У моего брата на спине, на куртке, была опечатка. Это была простая форма, купленная им. Никаких провокаций, это была нелепая ошибка.
Никаких переживаний по поводу дальнейшей судьбы тяжелой атлетики нет. Если замахнулись так высоко, нужно быть готовыми к последствиям. Сильных не любят, сильных — боятся. После подобных успехов всегда оказывается давление не только со стороны болельщиков, но также и со стороны международных федераций.

Сейчас все требуют от нас пяти золотых медалей в Рио. Но никто не знает, каким трудом это все дается. Даже повторение сегодняшнего результата — это очень сложно. Потенциал у тяжелой атлетики большой. Как только я прилетел, меня сразу же засыпали вопросами: „Куда можно отдать ребенка? Где находятся секции?“. Такого никогда не было. Мы набирали детей, которых отсеяли бокс, борьба, футбол.

Чтобы уровень рос, нужно чтобы наладилась государственная поддержка, нужен госзаказ. Для развития не нужно много денег. Нужно один раз построить в области зал 10×12 метров, купить качественные штанги и другой реквизит. А талантливые ребята найдутся. Даже у нас, у сборной, нет своего зала. Четыре золотых медали — а зала нет. Мне все обещали еще после Пекина, сказали „все будет“. Мы тренировались в Алматинском колледже спорта. Спасибо им за эту возможность. Нужно, чтобы государство построило базу. Мне часто звонят иностранные специалисты, хотят совместные сборы. Но куда я их приглашу? У нас даже для нас места не хватает. Мы тренировались в две смены. К тому же, зарплаты тренеров, которые воспитали олимпийских чемпионов, тоже остаются очень маленькими. Будем встречаться с руководством, ведь на энтузиазме далеко не уедешь.

Нужно начинать с самого начала. Да, мы привезли Манезу, Чиншанло. Но они уйдут через несколько циклов. Надо растить своих спортсменов, а для этого нужные адекватные условия».

Менее разговорчивой, возможно из-за столь долгого выступления Алексея Ни, оказалась Гюзель Манюрова.

«Мне не хватает золотой медали для полной коллекции. Поэтому я планирую продолжить выступления. В Казахстане мне дали вторую жизнь. Мой дом и моя база находятся в Алма-Ате.

Цель любого спортсмена — это золото. Но я довольна тем, что у меня есть медаль с Олимпиады. Это все равно история. Нужно просто не зацикливаться на этом, и идти дальше.

План на будущее — поехать в Рио. Как спортсмен или играющий тренер — я пока не определилась. Но мне нужно» «добить» коллекцию.

Мы были на сборах в Японии. Там спортсмены занимаются только своими прямыми обязанностями — они тренируются. Всем остальным занимаются специальные люди. Поэтому и результат закономерен.

Я жила в комнате с Еленой Шалыгиной, которая попросила меня отомстить за всех. Поэтому то, что я выступала последней, было для меня дополнительной мотивацией и стимулом. Я хотела завоевать медаль для всей команды», — с улыбкой закончила Гюзель.


Sports.kz

Похожие статьи:

Спортивные вестиАлексей Ни: В составе сборной РК есть еще три претендента на «золото»

Спортивные вестиВладимир Муханов: В чемпионате Казахстана таких сильных команд, как "Генк" я не встречал

Новости биатлонаИми гордится страна

Спортивные вестиОлимпиада. Алексей Ни о подготовке команды к Олимпиаде.

Спортивные вестиЭльмир Алимжанов: «Нас знают и даже боятся»

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1169 просмотров

Мы В Контакте