Алексей Ни: «До сих пор не верю, что все так вышло»

11 сентября 2012 - Allsport
Алексей Ни: «До сих пор не верю, что все так вышло»



Фото: Сергей АРХИПОВ

Главный тренер сборной по тяжелой атлетике Алексей Ни интереснейший собеседник. Прочитав это интервью, вы узнаете, что такое спортивная фантастика: как спустя месяц после Игр переносится олимпийское напряжение; где допустили ошибку россияне и кто останется в сборной к 2016 году.

– Алексей Геннадьевич, давайте подведем итог выступлению нашей сборной в Лондоне. Сегодня это можно сделать уже более трезво.

– Программа-минимум простая – две золотых награды. В Пекине у нас был один олимпийский чемпион, спустя четыре года нужно было поднимать планку как минимум на одну ступеньку. Максимум – три золотые медали. Мечта – четыре. Но это перед стартом Игр выглядело как фантастика. Просто невозможно везти на Олимпиаду четверых претендентов на золото и чтобы все четверо становились чемпионами. На чемпионатах мира, континентальных первенствах такое еще возможно, но очень редко. Здесь – тем более.

– В Гоянге в 2009 году четверо наших атлетов стали чемпионами мира, плюс бронзовый призер…

– Тогда они, по сути, были дебютантами. Их никто не считал основными конкурентами. А тут за один цикл ребята по разу-по два становились чемпионами мира. В нашей команде был действующий олимпийский чемпион. Нас все знали. Абсолютно. И все-таки мы выиграли четыре золота! Это фантастика. Уже прошло больше месяца – Ильин выступал 4 августа, – а мне до сих пор не верится. Утрами просыпаюсь и удивляюсь, что все так вышло.

– Света Подобедова говорит, что только в первые сутки чувствовала себя особенно, а потом все как-то спало…

– Знаешь, там у меня совсем не было времени, чтобы отвлекаться на что-то иное. Выступали-то один за другим. Практически все время приходилось выводить ребят на помост и бороться за награды. Уже в Алматы более-менее пришел в себя. И до сих пор иногда снится вся эта карусель. До сих пор еще воюю (смеется).

– Во сне проигрываете?

– И не раз. Самые страшные сны (улыбается). И до Лондона все это было. Ты просто не представляешь себе, до какой степени все было тяжело. Облегчения нет. Камень с души еще не спал. Мозги, внутренние органы напряжены. Это же ответственность – перед страной, ребятами, нашими руководителями, Президентом. Все понимали, что от нас ждут только золотых наград. Не знаю, когда отойду от всего этого. Трудно все это объяснить.

Алексей Ни: «До сих пор не верю, что все так вышло»

– Если брать по каждой медали, то какая награда выдалась самой легкой?

– Золото Ильина. Дело даже не в том, что мы были настолько в нем уверены. Даже с участием украинца Иванова он бы все равно стал двукратным чемпионом. Просто мы боялись, что кого-нибудь из наших девушек засудят. А когда уже девчонки принесли нам три золота, то все вздохнули с облегчением – поняли, что впереди будет и четвертое.

– Но фактически ведь без фактора судейства и здесь не обошлось – Анну Нурмухамбетову судьи поприжали.

– Аня выиграла рывок. Три судьи засчитали этот подход. А жюри отменило. Они все там просто испугались. Представь, приезжают казахи, выигрывают два золота – на тот момент выстрелили Чиншанло и Манеза – а впереди еще два претендента (и каких!): Подобедова и Ильин. И тут снова не понятно, что творится. Молодая девчонка берет и выигрывает рывок, неизвестно что будет творить в толчке. Этого они не могли уже позволить. Анна могла бы реально взять медаль. Засчитали бы 117 кг, в толчке она бы, сто процентов, осилила 140 кг. Как минимум бронза. От куража многое зависит. Она же молодая совсем, растерялась. Уверен, что если бы произошло подобное с Ильиным, он бы и в ус не дул. Все равно бы вышел и порвал всех. То же Подобедова.

– Ну, на этих судьи не решились бы ставить эксперименты.

– Верно. Чтобы с тобой считались, нужен авторитет. Когда выходит на помост олимпийский чемпион или, допустим, многократная чемпионка мира, судьи понимают, что уже им баловаться не позволят. У Аньки будущее есть. Она молодая и перспективная. Главное не опускать руки. Через четыре года ей будет всего 23 года, так что она там всем еще покажет.

– А какая медаль самая тяжелая?

– Золото Светы. Там был принципиальный спор с Россией, я не мог его проиграть. Он длится уже много лет, так что эти Игры должны были стать ключевыми. Все было поставлено на карту. Более того, в весе Подобедовой были выставлены две сильные спортсменки: одна «рывкачка» (Заболотная. – Прим. авт.), другая – «толчкачка» (Евстюхина. – Прим.). Так что было понятно, что предстоят тактические игры. Приходилось маневрировать. Жребий выпал удачный. Расскажу, как «отцепили» Евстюхину. Она идет первой, в рывке заявляет 125 кг. Мы поначалу тоже. Но тут россиянка срывает попытку. Я сразу иду и перезаявляю Свете 126 кг. Нужно не дать Евстюхиной очухаться, чтобы не успевала отдышаться, привести себя в порядок. И все – в итоге у Надежды «баранка». В борьбе приходится использовать все ресурсы. По Заболотной россияне тоже допустили промашку. Наталья ведь рекордсменка мира в рывке (136 кг. – Прим.). Нужно было отрываться по максимуму в этом упражнении. Они же решили перестраховаться. Увидели, что Евстюхина повесила «баранку» и запаниковали. Я смотрел их разминку: Евстюхина 120 кг не рвала. Российские коллеги зачем-то отправили ее на 125 кг. Зато Заболотная уверенно брала свои веса и в итоге запросто могла пойти на 135 кг. Получилось же 131 кг. У Подобедовой в итоге было 130 кг. В общем, если бы россияне в случае со второй спортсменкой выступили бы в полную силу, нам пришлось бы не просто. Я не говорю, что мы бы проиграли, но золото далось бы тяжелее. Подобедова могла в рывке сделать мировой рекорд. Но это совсем другое психологическое давление. Нужно использовать сильные стороны спортсмена. В итоге, когда после рывка мы уступали всего 1 кг, я знал – золото точно будет нашим. Планировали, что Светлана в этот день установит мировой рекорд в толчке, но не получилось – нельзя было рисковать, нужно было побеждать. Отложим до следующего раза. Они проиграли свое золото после рывка. А так в Подобедовой я был уверен. Она в любом случае выиграла бы золото. Даже при не самых благоприятных раскладах.

– Что нужно делать, когда спортсмен срывает попытку?

– Спортсмен должен быть контролируемый. Они же просто «горят» – хотят показать то, чего от них ждут как от лидеров. Торопятся. Важно вовремя взять в руки, чтобы не сорвать второй подход. Когда атлет бесконтрольный – он может натворить что угодно. С нашими девчонками всю Олимпиаду отлично отработали Энвер Туркелери и Виктор Ни. Я все время крейсировал от спортсменок к столу, следил за событиями. Старался держать руку на пульсе основных событий. Девчонкам нужна поддержка.

– У публики был шок от выступления Ильина?

– После чемпионата мира 2011 года в Париже все почему-то успокоились. Подумали, что Ильина можно будет обойти. Он же по собственному весу тогда выиграл. Хотя мы знали всю ситуацию – во время подготовки к Олимпиаде он поднимал просто нереальные веса. В итоге Илья выиграл в одну калитку. Двумя подходами обеспечил себе победу, а потом для себя установил мировой рекорд. Чтобы доказать всем, что он сильнейший. А то пошли разговоры, что Ильин умеет выигрывать только с минимальным преимуществом, либо по собственному весу. Просили – получите, распишитесь.

– Во время Игр иностранные специалисты не подходили, не интересовались секретами казахстанских штангистов?

– Нужно пахать. Никаких секретов нет. Все знают, как тренироваться, что делать и так далее. Все методики открытые. Нового ничего не придумано. Главное нужен исполнитель, спортсмен. Каким бы ни был тренер, пусть даже семи пядей во лбу, он ничто не сможет вылепить, если материал сырой. Есть свои нюансы, но это уже не столь принципиально. Скажем, та же тактическая борьба.

– Как вы считаете, кто из чемпионов может остаться в обойме к 2016 году? Понятно – четыре года, ничего не предскажешь. Но все же…

– Не четыре года, а три. 2016-й год можно не считать – это финишная прямая, проскочит, и даже не заметишь. Олимпийский цикл измеряется тремя годами. В первый год ты отходишь мозгами, отдыхаешь и так далее. Они должны проголодаться, почувствовать, что им нужны только победы… Как Ильин, например. Два года после Пекина отдыхал, потом пришел и выиграл «мир», затем Олимпиаду. Сейчас они уже добились максимума – ребята стали олимпийскими чемпионами. Выше не прыгнешь. Это на всю жизнь. А чтобы во второй раз попытаться штурмовать эту высоту – каждый решает сам. Все определится в 2014 году. Я им сказал, «Думайте сами, все в ваших руках. Никого заставлять не буду. В 2013 году думайте, а в 2014 году нужно пробиваться в сборную. Доказывать все заново». Если после Пекина мы их заставляли тренироваться, то теперь они свою работу выполнили. Принесли медали, сделали нам прорыв. Сейчас основная задача не упустить тот конвейер, который у нас пошел. Много талантливейших ребят пришли в тяжелую атлетику, чтобы доказать, что они самые лучшие. Теперь у нас будет конкуренция высочайшего уровня. Нужно, чтобы эта волна мимо не проскочила. Они должны давить на олимпийцев. Чтобы в 2014 году чемпионы пришли и поняли, что борьба будет жестокой. Никого мотивировать не нужно. Все знают, чего хотят. Все это будет давать результат. Если говорить конкретно, кто останется, могу с уверенностью сказать, что в Рио поедет Зульфия Чиншанло. Ей к тому времени будет всего 23 года. По Светлане и Майе трудно сказать что определенное. С девчонками труднее, они стремятся создать семью, понимают, что всю жизнь не будешь штангу поднимать, а годы уходят. По мужчинам проще сказать – они кормильцы семьи, да и спортивный век длится дольше. Так что давайте дождемся 2014 года. Тогда все будет ясно.



Источник: www.prosportkz.kz

Похожие статьи:

Спортивные вестиОлимпиада. Алексей Ни о подготовке команды к Олимпиаде.

Спортивные вестиГжегож Прокса: «Я уважаю Головкина, но верю в себя и свою работу»

Новости биатлонаИми гордится страна

Спортивные вестиАлексей Ни: В составе сборной РК есть еще три претендента на «золото»

Спортивные вестиАлексей Ни: «Поддержите штангистов!»

Рейтинг: 0 Голосов: 0 405 просмотров

Мы В Контакте