Александр Антропов: «У вас есть право на ошибку, только не спекулируйте им никогда»

9 августа 2012 - sports
Александр Антропов: «У вас есть право на ошибку, только не спекулируйте им никогда»



Фото: Лариса ГРЕЧИХИНА, hctraktor.org

По какой причине чаще всего становятся хоккейными судьями в наше время и что для этого необходимо, как они повышают свой уровень и совладают с эмоциями игроков, нам рассказал один из лучших арбитров Континентальной хоккейной лиги, уже завершивший с активным судейством, ныне являющийся инспектором ВХЛ Александр Антропов.

Александр Антропов: «У вас есть право на ошибку, только не спекулируйте им никогда»Досье «PROСПОРТ»:

Александр АНТРОПОВ – судья международной категории, инспектор ВХЛ

Дата рождения: 5 октября 1961 год, Свердловская область

Образование: инженер-электронщик

Карьера: Школа хоккейных арбитров (Свердловск, 1979/1980)

Линейный - с 1990/1991гг – 1995/1996гг

Главный – с 1996/1997 по 2010/2011.

***

– Сейчас я работаю, давайте после матча поговорим, – улыбнулся Александр Рудольфович. – В 5.15 встречаемся здесь же.

Последний период игры «Зауралье»-«Арыстан» в рамках турнира на Кубок Зернового союза Казахстана прошел как на иголках. И дело совсем не том, что тревожило происходящее на льду – в голове крутились десятки вопросов, которые очень хотелось задать этому человеку, чье имя связано с судейством нескольких периодов, начиная с Советских времен.

Приезд Антропова в Казахстан, а именно в Кокшетау, – не случаен. В начале августа здесь прошли сборы судей, которые готовились обслуживать чемпионат Казахстана. И не поговорить с таким квалифицированным специалистом было просто невозможно. Под наблюдением Александра Рудольфовича наши арбитры сдавали нормативы и тесты. К слову, это не первый его приезд – первый приезд состоялся в 2009-м, когда в Сатпаеве прошли самые первые судейские сборы.

И вот передо мной этот опытнейший арбитр, с тихим голосом и добрыми глазами.

Судьи играют в хоккей?

– Конечно! У нас есть такая традиция: или на закрытие сезона, или под новый год, когда собираются где-то на базе.

И кто в таком случае судит?

– Самосуд! Судить в таком случае очень тяжело.

Судейство в серии «Барыс»…

– … не комментируется. Судейская этика не позволяет мне обсуждать работу моих коллег. Несмотря на то, что перешел в инспекторы, никогда не буду комментировать работу судей. Это мое кредо плюс корпоративная этика, которой я обязан подчиняться.

Тогда такой вопрос: болельщики «Авангарда» до сих пор считают, что судьи помогли москвичам выиграть Кубок Гагарина. Что думаете по этому поводу?

– Я, конечно, смотрел весь плей-офф. И не считаю, что там были судейские ошибки в пользу «Динамо». Были обоюдные, и в ту, и в другую. Так что, болельщики омичей могут быть спокойны – команда проиграла сама. У них были все шансы стать победителями в седьмом матче на своем поле… Просто, наверное, слишком рано поверили в победу.

Что нужно для того, чтобы стать судьей КХЛ? Что заканчивают? Например, наши ребята могут попробовать свои силы на таком уровне?

– Ничего не заканчивают. У нас нет как таковых школ. В Свердловске я являюсь председателем областной коллегии судей, то есть отвечаю за организацию и подготовку судей в нашей области. Ко мне приходят ребята с одним вопросом: «А можно я буду судить?» Мы объясняем ему, что для этого нужно. К сожалению, пока еще нет достаточной методической литературы, чтобы дать почитать и он понял, куда бежать и где свистеть. После всех этих объяснений молодой человек выходит на лед. Но при всей фактуре и скорости катания поначалу будет просто теряться. Пришли ребята из хоккея, и они просто не знают, куда бежать. Не потому что мы им не объясняем, это давление. Когда он тысячу раз выходил на лед с клюшкой – знал, что делать, а когда вышел со свистком – психологически потерялся – стоит на синей линии и смотрит хоккей. Вот с этим пытаемся бороться. Дальше идет работа. Он судит детские соревнования. Все зависит от желания. У меня был такой случай, когда ко мне пришел молодой мальчик и уже через два года он судил в КХЛ. Когда он достигает какой-то ступеньки в своей готовности…

Как проверяется эта самая ступенька?

– Наверное, это пока субъективное, нежели объективное решение. И по количеству ошибок – кто меньше ошибается, тот лучше судит. Не судит тот, кто не ошибается. Не в обиду сказано. Это человеческий фактор. Все ошибаются, начиная от тренера и до судьи. Нам сложнее – если у тренера есть время на раздумье, какую пятерку выпустить, то судье приходится принимать решение в доли секунды – здесь и сейчас. Множество факторов, которые могут повлиять на решение. Иногда неправильное расположение… Это и приводит к ошибкам. Судьям всегда говорю: у вас есть право на ошибку, только не спекулируйте им никогда. Если будет много ошибок, просто не будете судить. Ну в КХЛ попадают после судейства молодежных лиг, Высшей лиги. А казахстанским судейством я занимаюсь уже четвертый год и вижу прогресс многих. Есть пять-шесть человек, которые реально выросли за это время. А есть такие, которых просто не хочется называть балластом, но это статисты, им или не надо, или просто не работают над собой. Такое есть везде, и в КХЛ тоже. Просто у них будет карьера короче. Может, им просто не хватает того хоккея, на котором можно вырасти до уровня КХЛ. Может быть, наставничества. У нас этим и занимаются инспекторы. У вас таких пока, к сожалению, нет. Есть хорошие ребята. И единственная возможность посмотреть – это Кубок Президента, куда приезжают судьи и инспекторы КХЛ. Такие матчи очень много дают.

А таких задумок, как проведение мастер-классов каких-либо нет?

– Пока нет такого сотрудничества между федерациями. Может быть, это упирается в финансы. Даже с севера Казахстана вызывать судью на один матч накладно. Может быть, не хотят брать ответственность за судей.

Где проходят сборы судьи КХЛ?

– Как правило, в Москве. Все вместе собираются – инспекторы, главные, линейные.

Сколько судей в КХЛ?

– На сборах было 33. Это нормально для 26 команд. Хорошие нагрузки для них. Все они прошли нормативы, тесты. Может быть, к началу сезона добавятся несколько тех, кто придет из ВХЛ.

Каким образом проходят назначения? Территориальный фактор имеет место?

– Назначениями занимается департамент. В какой-то мере – да, потому что перелеты – дорогое удовольствие. Бывает, что отпускают в турне по 3-4 городам, чтобы не возвращался постоянно домой. Судьи в КХЛ четырех категорий: первая – это десятка сильнейших, со знанием английского языка. И в заключительную входят те, кто не попал в десятку, и не сдал тест на знание английского. Считаю, знание языка вполне справедливое требование – у нас сейчас уже много тренеров и игроков англоговорящих. И принцип: приехали к нам – учите наш язык, не всегда оправдан. Исходя из сложности и назначаются судьи. На матчи топовых команд стараются привлекать более сильных и опытных.

А остальным как повышать свой уровень?

– Они повышают. Иногда попадают в бригаду вместе с опытными судьями. Там работают профессионалы своего дела, которые знают, как назначать. И пока нет какого-то перекоса.

Расскажите свою историю. С чего начинали как судья?

– Хоккеем я занимался очень мало, потому что жил в Калининградской области, где был уровень только «Золотой шайбы». После школы я выбрал институт, а не спорт. Пять лет отучился в институте на специальности «Инженер-электронщик». Играл в футбол за любительские команды. К хоккею всегда был неравнодушен, но заниматься им в Калининграде, где не было ни одного дворца, было невозможно. На втором курсе случайно появилась возможность окончить школу хоккейных арбитров в Свердловске. Так туда и попал с 79-го года. В Свердловске начал ходить на команду мастеров. Начинал с детских и городских соревнований. Так прошли четыре сезона. Конкуренция была просто очень большая, и попасть в действующие судьи на команду мастеров было намного сложнее, чем сейчас.

Сейчас проще?

– На этих сборах у вас из 12 молодых судей, несколько занимались хоккеем до этого сезона. И вот они уже судьи чемпионата. Нет тех преград, ступенек, которые в свое время нам приходилось преодолевать. Даже судейство детских команд происходило поэтапно – от самых маленьких к старшим.

Сколько кандидатов было на место?

– Четыре-пять из молодых. В 80-м из школы арбитров выпустились 22 судьи. В Свердловске тогда были последователи школы Гущина, которые заканчивали уже судить. В свое время даже я пытался, не один конечно, организовать такую школу, но народ не пришел, сколько мы не звали. Лет 10 назад. Интерес к судейству очень низкий.

А сейчас?

– Сейчас это, наверное, вызвано не столько интересом к хоккею, сколько интересом к зарплате. Потому что в КХЛ платят достойные деньги. И хоккеист, который не дорос до команды мастеров, а подготовка определенная есть, пораскинув мозгами, решает идти в судейство. Я думаю, что это меркантильность. А может быть, это веяние времени. У нас была любовь к хоккею. Я в свое время зарабатывал меньше, чем получал бы на своей основной работе, будучи инженером-электронщиком. Там о меркантильности было просто не уместно говорить.

Вы знаете сколько зарабатывают наши судьи?

– Мне назвали уровень. Порядка 20 тысяч наших рублей. Я считаю, что это не очень высокая зарплата. Хочу сказать, что те деньги, которые зарабатывают в КХЛ – это реальные деньги. Потому что очень много сил и здоровья уходит на эту работу. Это только кажется, что вышел, покатался и все. Мы много времени проводим в тренажерных залах, массажных кабинетах. Не для того, чтобы приятно было, а чтобы ничего не помешало работе.

До какого возраста можно работать?

– Я закончил с активным судейством в прошлом году (сезон 2010/2011 – Прим.авт.), когда исполнилось 50. К сожалению, это возрастной ценз. И прошлый сезон провел как инспектор в Высшей хоккейной лиге. Потому что сразу инспектировать КХЛ у нас не принято. В этом сезоне еще не знаю, какую лигу доверят, но сборы я прошел.

И когда можно начинать?

– С 18 лет, согласно закону.

А если все-таки здоровье позволяет продолжить?

– А мне позволяет, я сдавал все необходимые тесты. Но исключение для меня не сделали. Может быть, его сделают для Вячеслава Буланова, который является лучшим судьей КХЛ на протяжении многих лет. Большой авторитет, самый лучший судья последних лет, чтобы плохо про него не писали и не говорили.

Кстати, о тех, кто пишет. Читаете, что пишут?

– Да, интересно. Как-то зашел на форум одного хоккейного клуба, и мне не понравилось – там было очень много грязи. С тех пор на форумы не хожу. Читаю газеты. Не всегда объективно, бывает, что-то лишнее. Не принято почему-то в прессе судей хвалить. Но нужно быть в курсе того, что пишут.

Именно про Вас или про коллег?

– Я читаю вообще все про хоккей.

На Вашем опыте были такие примеры, когда не хоккеист решал прийти в судейство?

– Я же пришел из футбола (улыбается)! Как правило, шахматисты не приходят – это нормальная практика. Есть у нас такие, кто даже поиграл за сборную страны. Приходят обычно или после травм, или после того, как осознают, что большой хоккей не по зубам. У нас были такие случаи, когда заслуженные мастера спорта, фамилии называть не буду, после первого периода выходили, бросали свисток и говорили: «Все, что угодно, только не это!»

Александр Антропов: «У вас есть право на ошибку, только не спекулируйте им никогда»

Главный судья советуется с линейным?

– Да, по методике это допустимо. Судья же не один работает, у них команда. Было трое, теперь четверо. Если кто-то из агрессивных игроков станет «наезжать» на линейного, то главный обязательно встанет на защиту. Я, например, выписывал ему по полной программе.

А в физическом плане?

– Нет, конечно. Мне уже задавали такие провокационные вопросы. На льду я никогда не буду хулиганом.

С расширением бригады до четырех арбитров, произошли изменения?

– Да. Хоккей стал чище. Очень много «умельцев», которые ждут, когда судья отвернется, чтобы нанести подленький удар, напакостить. Это не красит хоккей, абсолютно. Раньше вообще было два судьи и было меньше симуляций, провокаций, игроков, готовых на подлость.

Из-за чего, по Вашему мнению, появляется вся эта грязь?

– Менталитет. Та же симуляция, в НХЛ считается из ряда вон выходящим действием. Возмущаются все. В той же Скандинавии: в финской лиге есть, а в шведской – намного чище. Нельзя выбрать какие-то критерии. Но провокаторов из Финляндии всегда оказывается больше, как на международной арене, так и на уровне сборной.

Как работается с эмоциональными игроками и тренерами?

– Я не имею право переходить эту эмоциональную грань. Наоборот должен успокоить. А с другой стороны я не белый и пушистый. Если какой-то игрок начинает что-то выговаривать, могу и рыкнуть. И сказать те слова, которые его отрезвят. Все индивидуально. Есть люди адекватные, а есть такие, которые слышат только себя и с пеной на губах кричат. Тогда приходится разъяснять с помощью буквы закона. Но постоянно «проглатывать» их действия нельзя. Есть такие, которые в каждой игре встают на грабли, и получают по лбу. Я пытался найти общий язык всегда. Тренеру, например, могу дать штраф, но пострадает команда. А могу игрока посадить, который мне не приятен.

Лучшая награда для арбитра - Золотой свисток. У Вас есть таковые?

– Я не дошел до первого номера. Но в десятке сильнейших был в течение восьми лет.

Случаи, когда шайба «прилетала», были?

– Да, выносило зуб, ломало пальцы, были и ушибы. Были неприятные падения. Травматичный вид спорта, но далеко от борьбы ты ничего не увидишь, поэтому нужно быть там, где горячо, и принимать правильные решения. Ну а там, где горячо, и достается.

Самый драматичный матч?

– Сезонов семь назад у Юрия Цыплакова была травма с последующей реанимацией. В столкновении он получил перелом грудной клетки. Промедление могло закончиться трагедией. После чего он год не мог вернуться в судейство. Были и открытие переломы у ребят. Сейчас не хочется говорить о плохом. К сожалению, нет пока такой экипировки, которая могла бы быть удобной и для игроков, и для судей.

Болеете за какую-нибудь команду?

– Нет. Я по статусу не могу выбирать такую команду. Раньше был игрок – Александр Мальцев. Когда учился в школе – собирал о нем всю информацию из газет. Когда начал судить, понял, что трепетного отношения ни к какой команде нет. У меня есть хорошее отношение к людям. Например, тот же Владимир Крикунов. Где бы он ни работал, в «Динамо» или «Барысе», он по жизни очень такой симпатичный человек, с которым приятно общаться. Вот я могу сказать, что болею за человека. Мне хочется переживать за его работу. В НХЛ болею за Пашу Дацюка и Женю Малкина. Переживаю за то, чтобы у них там все складывалось хорошо.

Дружеские отношения с тренерами или игроками поддерживаете?

– Посиделок с шашлыками нет. Все ограничивается общением на уровне приветствий.

Помните тот матч, в котором больше всего штрафов выписали?

– Было что-то такое… Знаете, почему-то плохое быстро забывается. Это произошло в Альметьевске, с кем играли не помню, но был уровень плей-оффа, тогда протоколы получились на двух листах. Штрафов было более 180 минут, причем они разделились поровну, хотя я был уверен, что одна команда больше хулиганит, а другая играла в хоккей. Там было три или четыре драки. Зато самый продолжительный матч мне запомнился! Года три-четыре назад. Шесть периодов до заброшенной шайбы играли «Ижсталь» и «Южный Урал» и забили на 119 минуте. Вот это запомнилось, потому что на следующий день ноги были реально ватные. Тяжеловато стало с середины пятого.

Сегодня очень популярны различные прогнозы, ставки. Как к этому относитесь?

– Я не из этой секции. Никогда не играл. По жизни какой-то не фартовый. Даже покупая лотерею, на 99,9 процентов знаю, что не выиграю. Ни разу не играл на ставках и не занимался предугадыванием исхода матчей.

Спасибо за уделенное время и открытые ответы.

– Спасибо Вам за корректные вопросы.



Источник: prosportkz.kz

Похожие статьи:

Спортивные вестиМарк Джеймс Ричардсон: «В свободное время я пытаюсь только остудиться»

Спортивные вестиОстались только лучшие

Спортивные вестиТолько сильнейшие

Спортивные вестиТолько две потери

Спортивные вестиИталия впервые будет представлена на групповом этапе Лиги чемпионов только двумя клубами

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1544 просмотра

Мы В Контакте