Владимир Смирнов: Олимпиаду можно получить уже в 2022 году

23 июля 2011 - Биатлонист
Владимир Смирнов: Олимпиаду можно получить уже в 2022 году

Недавно Международный олимпийский комитет (МОК) избрал корейский Пхенчхан столицей XXIII зимних Олимпийских игр 2018 года. Для определения победителя даже не потребовалось второго тура голосования – будущие хозяева Олимпиады-2018 набрали 63 голоса против 25 у Мюнхена и 7 – у Анси.

 

Эта новость застала одного из руководителей заявочного комитета "Алматы-2014", олимпийского чемпиона Лиллехаммера в лыжных гонках Владимира Смирнова в Швеции, где он проводит отпуск. Оставив в прошлом году свой пост в Федерации биатлона, он решил полностью сконцентрироваться на работе в шведском автоконцерне Skania, где является старшим советником по России и Казахстану.
– Конечно же, меня порадовало известие о победе Пхенчхана, – говорит Смирнов. – Во-первых, этот город уже в третий раз выставлял свою кандидатуру, во-вторых, уже не раз принимал чемпионаты мира, среди которых было и первенство по биатлону 2009 года, в котором принял участие и я как вице-президент национальной федерации. Я видел, насколько они готовы и как сильно хотят получить Олимпиаду. Ведь в их стране никогда прежде не проходили зимние Игры – только летние в 1988 году. Вот поэтому меня и обрадовала эта новость.
– Не думали, что на месте Пхенчхана могли оказаться мы?
– Считаю, что это как раз один из примеров, которым мы должны следовать. Их стремление, несмотря ни на что, добиться права провести Олимпиаду в конечном итоге привело к успеху. А это, уверен, огромный успех всей корейской нации. Нам же надо учиться на их примере. Ведь если вспомнить, заявка, которую мы готовили на 2014 год, была очень хорошо подготовлена. Мы провели большую работу, подготовили всю документацию, представление, наше видение Игр – проект был очень хорошим. Но в финал конкурса заявочных городов мы не вышли. И я считаю, было ошибкой после той относительной неудачи полностью свернуть работу; нужно было продолжать идти дальше – на 2018 год. И самая реальная наша заявка, которая могла рассматриваться очень и очень высоко, – это уже на 2022 год. То есть от принципа постепенности никуда не убежишь. Каждый город-кандидат должен его придерживаться, и мы должны были от концепта к концепту улучшать наш проект. Поэтому для меня было большим разочарованием, когда ни Министерство туризма и спорта, ни правительство не поддержали нашу заявку, которую мы хотели готовить на 2018 год. Как вы знаете, мы писали письмо на имя главы государства от имени инициативной группы, которую я возглавлял два года назад. Но наши намерения не нашли поддержки у главы государства.
И в то же время слишком огорчаться не стоит. Впереди у нас еще будет много возможностей. Самое главное – нам рано или поздно нужно определиться: нужна ли нам Олимпиада, и начинать целенаправленно готовить проект зимних Игр.
– В одном из интервью вы заявили, что если сейчас решим подать заявку на 2022 год, придется все начинать с нуля. Откуда такой пессимизм?
– Ну пессимизма-то у меня никогда не было. Я всегда был оптимистом. В том смысле, что работа и те мероприятия, которые мы провели, – здесь я имею в виду прежде всего Азиатские игры, – без результата не остались. На сегодня у нас есть часть стадионов, отработанные в процессе подготовки к Азиаде-2011 вопросы – это касается транспорта, безопасности, работы с волонтерами. И вот с этим багажом нам нужно идти дальше. Надеюсь, что рано или поздно Казахстан все равно будет выдвигать кандидатуру своего города на проведение зимней Олимпиады – скорее всего, это будет Алматы. Вопрос в том, сможем мы этого достичь чуть раньше или чуть позже. Мы выбрали второй вариант.
– То есть с нуля все-таки начинать не придется?
– Нет, конечно. У нас уже есть спортивные объекты, много наработок. Единственный недостаток я вижу в том, что группа людей, которая готовит заявку, должна от проекта к проекту нарабатывать опыт. И вот этого-то опыта у нас как раз меньше всего и будет.
– Поражение в гонке-2014, когда Алматы не вышел во второй этап, стало для вас большим разочарованием?
– Ну большой неожиданностью для нас это не стало. Потому что мы с самого начала планировали занять четвертое место из шести. Его и заняли в итоге. Но исполком Международного олимпийского комитета во главе с президентом Жаком Рогге принял тогда решение, что только три претендента выйдут в следующую фазу отбора и будут называться городами-кандидатами и готовить финальный проект Олимпийских игр 2014 года. Это уже не от нас зависело. Никто сейчас не может сказать, сколько городов будет выходить в финальную фазу – один, или два, или три…
Мы тогда, опередив два города – Софию и Бакуриани, выполнили задачу, которая перед нами на тот момент стояла. К слову, получивший Олимпиаду Сочи в предварительных соревнованиях занял лишь третье место, буквально на несколько голосов опередив нас. У них только транспортная и система безопасности были представлены чуть лучше, а в остальном мы были примерно на одном уровне. Так что, исходя из этого, я могу сказать, что наш проект был очень хорошо представлен, его очень внимательно рассмотрели и изучили члены МОК, многие из которых расценивали его очень оптимистично. И тогда они нам пожелали, чтобы мы ни в коем случае не бросали идею Олимпиады в Алматы, а двигались дальше – даже в случае, если не пройдем в следующую фазу. Ведь за Олимпиадой-2014 будут Игры-2018, затем 2022 год, 2026-й… И уже сейчас нам надо готовить хорошую команду, которая сможет претворить в жизнь идею проведения Белой Олимпиады в Казахстане.
– Тогда показалось, что нашу неудачу легко можно было спрогнозировать. Ведь в Лозанну приехали поддержать свои заявки мэры многих городов-претендентов. Вам же приходилось отдуваться чуть ли не в одиночку…
– В одиночку мне, слава Богу, отдуваться не пришлось, потому что и Имангали Нургалиевич (Тасмагамбетов. – Прим. ред.), который возглавлял наш заявочный комитет и олимпийский комитет, и Зейнулла Какимжанов, также принимавший активное участие в подготовке проекта 2014 года, – все эти люди были очень сильно заинтересованы в нем и полностью нас поддерживали. Работала целая команда – нас было около десяти человек. Это была очень интересная рабочая группа, которая, подчеркну еще раз, решила задачу, что перед собой ставила, и могла принести успех в будущем.
– Наверное, та локальная неудача повлияла на энтузиазм руководителей, отказавшихся от продолжения борьбы за Олимпиаду в 2018 году? Почему Алматы не выставила свою кандидатуру в следующем цикле?
– Я вижу причину отказа нашей страны и города от последующих выставлений своей кандидатуры прежде всего в финансовом кризисе 2009 года. Именно он отложил свой негативный отпечаток на развитие экономики и политической стабильности в стране. Когда готовилась заявка на 2018 год, Казахстан еще не был готов серьезно ее рассмотреть. Однако во время Азиатских игр в Алматы, как вы знаете, глава государства Нурсултан Назарбаев и президент МОК Жак Рогге договорились о том, что уже в ближайшее время наша страна будет выдвигать свою кандидатуру на проведение зимних Олимпийских игр. И я не сомневаюсь в том, что, если заявка будет представлена, она будет иметь определенный успех. Какой – мы сегодня говорить не можем, но все, кто работает в спорте, понимают, что у нас серьезные шансы уже в ближайшее время выставить свою кандидатуру и быть рассмотренными всерьез.
– Кое-кто считает, что у Алматы реальный шанс принять Олимпийские игры появится не раньше 2030 года…
– У каждого свое видение. Я, например, не вижу ничего сложного в выдвижении кандидатуры уже на 2022 или 2026 год. Это вопрос ожиданий. Да, я знаю, бытует мнение, будто Олимпийские игры должны постоянно передвигаться с континента на континент: 2010 год – Северная Америка, 2014-й – Европа, 2018-й – Азия, 2022-й – скорее всего, за океаном… Но это законы неписаные, и совсем не факт, что все в итоге так и будет. Повторюсь, если заявка на 2022 год будет представлена очень хорошо, то есть абсолютно все основания полагать, что наша кандидатура будет очень серьезно рассмотрена.
– Получается, есть шанс, что все наши спортивные объекты не обветшают безбожно к тому времени, когда мы сможем реально претендовать на проведение зимней Олимпиады?
– Да, стадионы, конечно, состарятся. Но страшного в этом ничего нет. Потому что у нас есть место, где стоят объекты. А любой объект всегда можно доусовершенствовать, исходя уже из измененных международных правил. Так что большой проблемы я не вижу. А те спортсооружения, которые были построены к Азиатским играм, имеют большой потенциал принимать мероприятия как уровня чемпионатов и кубков мира, так и Олимпиады.
– Вам также принадлежат слова, что Олимпиада при всей ее дороговизне может приносить и доход, если грамотно составить бизнес-план. У вас есть цифры по Азиаде-2011? Или бизнес-план у нас был неправильным?
– Цифр у меня нет, потому что в финальной стадии подготовки к Азиаде я не работал. Но опять же, у каждой Олимпиады свои цифры. Хотя в последнее время все – не только летние, но и зимние Олимпиады – выходили с плюсом в доходной части. Поэтому если наша страна собирается рассматривать зимние Олимпийские игры лишь как инвестиции и строительство – в таком случае лучше не браться за ее проведение вообще. Потому что любая Олимпиада должна приносить доход, оцениваемый миллионами долларов. Именно такую маркетинговую кампанию нам нужно готовить для будущих Игр в Казахстане.
– А про бизнес-план так и не ответили…
– Я считаю, что его у нас вообще не было, потому что везде было подключено правительство, государственные деньги. И плюса-то практически не было. Но наш плюс рассматривался совершенно в ином контексте. Потому что готовить Азиатские игры в том непростом экономическом положении, в котором после кризиса находился Казахстан, было нелегко. Но, несмотря на это, мы достойно в целом провели эту Азиаду и сделали определенные выводы. Выводы эти все, кому нужно, прекрасно знают. Прежде всего очень плохо была подготовлена маркетинговая программа. Довольно плохо мы поработали с туристами, которых было очень мало. Из всего этого надо сделать выводы и смотреть в будущее.
– А нужна нам вообще Всемирная универсиада? Осилит ее бюджет после тяжкого бремени, каким легла на него Азиада?
– А кто сказал, что Универсиада будет такой же дорогой? Азиада вышла очень затратной, потому что мы строили объекты, многих из которых у нас в стране вообще не было. Построили трамплин, лыжную и биатлонную базы, реконструировали Шымбулак и "Медеу". И сейчас на этой базе нужно проводить соревнования, у нас должна быть стратегия проведения в Казахстане международных турниров – тогда в ближайшие 5–7 лет мы сможем выйти в доходной части на плюсовые цифры. Да, Азиада прошла в минусе. Но если бы мы взяли Универсиаду, несколько чемпионатов мира, постепенно наши затраты на строительство сооружений к Азиатским играм были бы отбиты. Ведь нам дополнительно для этого ничего не нужно. Гостиницы у нас есть. Транспортная система работает. Спортивные объекты построены. Осталось только проводить турниры с приглашением туристов. Почему бы нам не взять, к примеру, чемпионаты мира по лыжам или биатлону? Можно ведь! Только нужно, чтобы кто-то эту идею выдвинул и ее поддержало правительство.

Источник: Газета "Экспресс-К"

Похожие статьи:

Новости биатлонаСмирнов отстрелялся

Новости биатлонаЕлена Хрусталева: «Мое главное хобби биатлон»

Новости биатлонаЕлена Хрусталева: «В 2018 году у Казахстана должны быть свои претенденты на олимпийское золото»

Новости биатлонаИтоговые заседания федераций биатлона и лыжных гонок Казахстана

Новости биатлонаИнтервью Елены Хрусталевой известному казахстанскому интернет-порталу

Рейтинг: 0 Голосов: 0 3913 просмотров
Комментарии (2)
0 # 26 августа 2011 в 03:48 0
интересно выиграют?
0 # 23 сентября 2011 в 04:01 0
Наши всегда выигрываю!)))

Мы В Контакте