Галина Вишневская: Мой прогресс в скорости - заслуга Польховского. Нам с ним очень повезло!

15 марта 2016 - Биатлонист
Галина Вишневская: Мой прогресс в скорости - заслуга Польховского. Нам с ним очень повезло!

Казахстанская биатлонистка Галина Вишневская рассказала о работе с тренером Валерием Польховским, выступлениях на Кубке мира без массажиста и врача, и причинах неудачного выступления сборной России.

«Не обошлось без помощи российских тренеров»

— В этом году моей главной задачей было влиться в команду, потому что обычно я заканчивала сезон намного раньше, — сказала 22-летняя Вишневская. — В феврале после окончания юниорского чемпионата мира уезжала домой. В этом году мой сезон получается длиннее на целый месяц, и я постаралась максимально сохранить в себе силы. Очень переживала по поводу чемпионата мира, потому что боялась, что меня просто не хватит на мартовские гонки. Обычно я не просто рано заканчивала сезон, но и стартов было намного меньше. А этой зимой пропустила лишь один этап, и то не по причине усталости или болезни, а банально из-за недостаточного количества разрешённых дней пребывания в Европе по визе. Так что мне пришлось остаться дома в Казахстане, а потом я присоединилась к команде. Год получился довольно тяжёлый.

— Если вы будете хорошо выступать, то в дальнейшем вас ожидают именно такие протяжённые сезоны.

— Я знаю. И это, в принципе, хорошо: ведь чем больше стартов, тем больше опыта и потом, уже нет такого мандража, как раньше. Когда бежишь с юниорами, а потом со взрослыми, чувствуется колоссальная разница. Взрослые делают намного меньше ошибок. И то, на что не обращаешь внимания на юниорских соревнованиях, просто бросается в глаза во время взрослых гонок.

— Какие задачи тренеры ставили перед вами в Осло?

— Этот сезон у нас был направлен, в основном, на то, чтобы расширить квоту спортсменов для нашей команды на Кубке мира. То есть главный упор делался на эстафету. Мы очень переживали за каждую, а в личных гонках такого не было. Валерий Польховский говорил нам по поводу личных стартов, что мы должны показать то, на что способны, и не пытаться прыгнуть выше головы.

— Ваша команда финишировала восьмой в эстафете. Довольны?

— Никто, конечно, не говорил о медалях: мы знали свои возможности, ведь так быстро выстрелить нельзя. Своим этапом я довольна. Особенно радостно, что у меня наладилась стрельба, ведь до этого у меня проблемы с винтовкой. На одном из этапов я стрельнула пять промахов на лёжке и добавила ещё два на стойке, и потом такая стрельба продолжилась.

— В чем дело?

— Оказалось, что при перевозке винтовки диоптр обо что-то ударили. А винтовка — это очень нежный и технически сложный инструмент. Так что пришлось полностью разобрать диоптр. Тут не обошлось без помощи российских тренеров, к которым мы подходили с вопросами. Оказалось, что там внутри был погнут какой-то болт, и из-за этого поправки просто не работали. После того, как мне отремонтировали винтовку, стрельба наладилась. И уже вторую эстафету я работаю без единого запасного патрона.

«Соперницы словно батарейки меняют на каждом круге»

— Как обстоят дела с конкуренцией в команде?

— Я думаю, что конкуренция у нас здоровая. Как и в любой сборной, есть некоторые проблемы, но они не командные, а, скажем, кадровые. Я говорю о том, что у нас нет хорошего сильного четвёртого этапа в эстафете. Алине Райковой пока не хватает сил, чтобы доработать свой этап до конца.

— Тем не менее, вы опередили сборную России.

— Поэтому мы были рады восьмому месту на чемпионате мира. В прошлый раз командная гонка закончилась для нас 12-й позицией. Болельщики отнеслись к такому результату очень негативно, но я считаю, что это только нас закаляет. Мы в команде отвечаем друг за друга, и наш результат — это общее дело. Раньше я всегда бегала второй этап. Тренеры говорили, что на первом я не выкладываюсь на все сто и не показываю всё, на что способна, поэтому, в основном, за мной был закреплён именно второй. Я была очень удивлена, когда в Осло поставили в качестве эстафетного забойщика.

— А почему вы не полностью выкладывались на первом этапе?

— Потому что я как-то берегла себя, ведь первый этап он такой рывковый, разделённый на отрезки, спортсмен не бежит весь круг одинаково. Как ни крути, я больше всего люблю бежать эстафеты. Тот же спринт — это короткая дистанция, и там надо сразу же выкладываться, а в эстафете всё идёт постепенно. Но я после первого рубежа шла в хорошем темпе, а перед стойкой решила поберечь силы и дала соперницам пройти вперёд. Они так понеслись, что след простыл. А я бегу в подъём и думаю: «Откуда же у них силы берутся под конец сезона?» Словно они на каждом круге батарейки меняют.

— Но если мы посмотрим на статистику, то большинство наград вы завоевали в индивидуальных соревнованиях. Расскажите о юношеских Олимпийских играх-2012, где вы выиграли первые в карьере медали такого высокого ранга.

— Олимпиада как Олимпиада. Конечно, отличается от взрослой, и с Играми в Сочи эти соревнования не сравнить, но там было много тех же соперниц, которые сейчас выступают во взрослых гонках: Кайшева и Пройсс, с которыми мы сражались по юниорам.

«Задавала тренерам вопросы: почему мы не бежим, как Пройсс?»

— В этом году молодые немецкие спортсменки заметно прибавили.

— Да, это так. Прошлой зимой я задавала тренерам очень много вопросов на эту тему: почему мы не бежим так же, как Пройсс? Хотя по юниорам мы с ней шли в одни ноги. Почему у неё случился такой существенный скачок в результатах, и сейчас она бегает в десятке лучших, а я туда попасть не могу? Более того, праздником считалось, когда я попадала в число первых шестидесяти спортсменок.

— И какие ответы вы получили?

— Ну, у нас были некоторые проблемы. Скажем, до этого чемпионата мира в Осло у нас в команде не было врача. И массажиста, который появился буквально на последних трёх этапах. Представьте себе команду, где были только два тренера, два сервисмена и мы. Как тут успешно выступать? При этом от нас требуют хороших результатов. Благо Валерий Николаевич Польховский добился, чтобы к команде, наконец-то, прикрепили врача.

— Получается, что федерация не прикладывала должных усилий, чтобы помочь команде?

— Федерация делает всё, что в её силах, но из-за скачка курса евро относительно нашей валюты возникло множество проблем, в стране возросла безработица, и финансирование заметно урезали. При этом федерация не может обойти влияние этого фактора, ведь все поездки за границу перекликаются с текущим курсом евро. Проблемы у всех: и в биатлоне, и в лыжных гонках. Я разговаривала с нашими лыжницами, и очевидно, что всё спортсмены почувствовали на себе внутренние финансовые проблемы нашей страны.

— Откуда в сборную поступает финансирование?

— Если честно, я особо не вникаю в эти дела. Наша задача — выступать.

— А зарплату вы получаете?

— Да, я состою на контракте. Я единственная в команде, у кого до сих пор есть контракт, а остальные просто получают обычные зарплаты, которые зависят от результатов. При этом мы все являемся военнослужащими. Кстати, скоро у нас будет сбор.

— Сбор после окончания сезона?

— Да. Военный. И это тяжело, ведь мы весь сезон не были дома. Только меня одну, как самую младшую, отпустили слетать домой на Новый год на два дня. Остальная команда не была дома с начала сентября. Мы были в Казахстане, но возможности заехать домой у нас не было совсем. Мы все очень скучаем, скучают наши родители и родственники, да и весь город уже скучает.

«Российские болельщики в корне не правы»

— Не секрет, что в циклических видах спорта важно правильно рассчитать пик формы и выйти на него в нужный момент.

— Да, нужно подойти к соревнованиям в оптимальной форме. Мне кажется, у российской команды сейчас проблемы, в первую очередь из-за того, что болельщики их не поддерживают, а наоборот. За счёт этого команда просто обессилила, а вовсе не потому, что они подошли к чемпионату мира в плохой форме. Болельщики просто не понимают, что это спорт, и здесь всякое случается, не сразу же камни бросать в спортсменов.

— Вы знакомы с тем, что говорят российские болельщики о своей команде?

— Да, я кое-что почитала. И считаю, что болельщики просто в корне не правы, причём они сами, наверно, никогда не бегали такие гонки. А ведь порой мы бежим и чувствуем, что сил больше не осталось, но понимаем, что надо работать дальше, ведь за тобой стоит вся команда. Мы все хотим выступать хорошо, и прикладываем для этого массу усилий. В том, что российской команде сейчас не везёт, во многом виноваты болельщики.

— А если попробовать сравнить объективные показатели. Скажем, то, что по скорости на дистанции вы идёте как минимум не хуже, чем более опытные российские спортсменки.

— Спортсмены все разные, и сравнивать что-то довольно сложно. Но, если говорить о скорости, то в этом году я действительно очень прибавила. У меня намного улучшилась лыжная техника, также я прибавила функционально.

— Это заслуга Польховского?

— Безусловно. Я долго привыкала к его методу коротких ускорений, было очень тяжело, потому что с моим личным тренером мы обычно занимались по полтора часа, и это была скоростная работа. Валерий Николаевич сразу объяснил нам, что тренировка состоит из различных фаз, каждая из которых направлена на развитие определённой группы мыщц. Для этого у нас проводились специальные обучающие собрания. После начала работы по методу коротких ускорений я сбросила вес, набрала хорошую форму.

«За чистую стрельбу мы получаем небольшое поощрение»

— Значит, Валерий Николаевич нашёл удачный подход к работе с командой?

— Да, и как специалист, и в плане общения. Когда я решила сбросить вес, Валерий Николаевич вдруг предложил мне спор, где тот, кто первым не устоит перед пирожным, должен другому сто евро. Меня как-то сразу перестало тянуть на сладкое.

— Какая действенная система. Какие ещё новшества ввёл Польховский?

— Например, за чистую стрельбу мы тоже получаем небольшое денежное поощрение: за два чистых рубежа 10 евро, за четыре — 20. При этом, если я промахиваюсь последним выстрелом, то платить приходится мне. Мотивация выступать хорошо намного возросла. В этом плане Валерий Николаевич очень объединил команду, мы стали более собранными. Очень важным стало то, что благодаря Польховскому у нас исчезли проблемы с лыжами, теперь наш инвентарь не вызывает никаких нареканий. Польховский сплотил весь наш коллектив, все стали работать на команду и на общий результат. До этого у нас, конечно, тоже был хороший тренер, но он никак не вникал в общий процесс работы, а только курировал тренировки.

— С приходом Польховского произошли изменения в финансировании команды?

— Как и наш прошлый тренер, Валерий Николаевич не вмешивается в денежные вопросы, но, при этом он человек строгий и требовательный, и это отражается на всех делах команды.

— Сложно тренироваться под его руководством?

— Тренировки у нас тяжёлые, но в остальном никаких сложностей. Иногда я замечаю, что Валерий Николаевич ведёт себя не только, как тренер, а как наш главный болельщик — так сильно он переживает за команду.

— Как же такого специалиста могли попросить покинуть сборную Росси?

— Я не знаю нюансов, но я слышала, что он не подружился с начальством.

— Возможно, потому что Польховский всегда открыто высказывает своё мнение по всем вопросам.

— Совершенно верно. Как в ситуации с врачом: он просто заявил, что нам нужен врач и точка. Нам очень повезло с тренером.

Иванна Никольская, Sportbox.ru

Похожие статьи:

Новости мирового биатлонаВ последнем слове Тихонов не признал себя виновным в покушении на...

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Мы В Контакте