Елена Хрусталева: "Наши биатлонистки не выдержат нагрузок Пихлера"

18 февраля 2012 - Биатлонист
Елена Хрусталева: "Наши биатлонистки не выдержат нагрузок Пихлера"

Накануне отъезда Елены Хрусталевой в Европу для подготовки к выступлению к чемпионату мира в Рупольдинге журналисты Sportinfo.kz встретились с известной спортсменкой с просьбой ответить на внушительное количество вопросов. Читайте во второй части интервью мнение вице-чемпионки Олимпиады о работе Пихлера, отношении к решению Нойнер завершить карьеру и причинах, по которым она отказалась передвигаться по Алматы на велосипеде.

Тимур Сулейменов: – В сборную России пришел Вольфганг Пихлер и дал большие нагрузки, у нас не рассматривают варианты о сотрудничестве федераций, чтобы в группу Пихлера отдать нескольких спортсменок?

 

– Наши биатлонистки не выдержат этих нагрузок, у россиянок изначально база закладывается совсем другого порядка, более высокого. Но и они не выдержали нагрузку – половина команды, если не вся. Бывает часто, и в российской команде и у нас, что некоторые спортсмены выдыхаются еще до сезона, их перетренировывают в период подготовки, и весь зимний соревновательный период они осилить уже не могут, у них даже не то чтобы не остается сил на концовку, они отваливаются еще до старта. У Пихлера наши, безусловно, не доживут даже до старта, да и в команде Б они тоже не выдержат, это совершенно другой уровень. При том, что структура занятий аналогична – расписание, периоды, но жесткость тренировок отличается сильно – и физически, и психологически.

Владимир Литвинов: – Значит, вы согласны, что Пихлер перегрузил россиянок?

– Я удивилась, что Пихлер перегрузил российскую команду, потому что у меня к нему отличное отношение как к тренеру, я слежу за ним с 1997 года, когда наша Ольга Ромасько из Красноярска выиграла чемпионат мира в 96-м в спринте. А на следующий год из лыж в 29 лет в биатлон пришла шведка Магдалена Форсберг, и она уступила на ЧМ только Ольге в спринте, пришла второй, но после выиграла у Ромасько пасьют. Для нас Ромасько была идолом и первая звезда в биатлоне, Пылева еще оставалась в лыжах на тот момент как звездная юниорка, Светлана Черноусова также была лыжницей, но даже без амбиций. Тогда в Швеции мы участвовали в Европейских юношеских олимпийских днях, и я переживала за Ольгу, когда Форсберг выиграла ЧМ. После я лично видела как Магдалена на Олимпиаде в Америке из 20, примерно, стартов пришла по одному разу второй, третьей и десятой, во всех остальных одержала победы, и на протяжении многих лет у Пихлера она была в Топ-5, Топ-3. А ведь тогда шведы даже не бежали эстафету, не набирались спортсмены, но также пришла из лыж Анна Карин Олофссон, и он сделал и из нее биатлонистку высочайшего класса, и шведы выиграли ЧМ в смешанной эстафете. После пришла Хелена Юнссон, биатлонистка другого плана – стрелок, но и она у него набрала форму. Я была уверена, что российскую команду он сильно поднимет, но какие он сделал ошибки либо почему не справилась команда, не знаю, не знакома со шведской системой тренировок, может, она сильно отличается от российской.

Т. С.: – У него задача готовить команду к Олимпийским играм, может, решил построить долгосрочный план?

– Сложно строить на долгосрочную перспективу, если ты в этом сезоне уже подорвал здоровье. Юрлова, к примеру, в последние несколько лет неумолимо прогрессировала, но в этом сезоне она бежит хуже, чем в прошлом.

В. Л.: – Я лично ждал, что Слепцова у Пихлера проснется…

– У Слепцовой есть одна особенность, она бежит только до Нового года, после появляется сильный спад, так было на ЧМ в Корее, на Олимпиаде. Если Настя Кузьмина, Нойнер всегда на минуту быстрее, на протяжении всего сезона, то у Слепцовой есть сильный дисбаланс. Сезон-2008/09: в Хохфильцине она по сугробам бежит так, как будто мы все бежим назад, а она одна вперед, но в Корее на ЧМ она бежит уже в одни ноги со мной, и такая картина уже на протяжении нескольких лет.

Т. С.: – Но новую команду он почти создал – Вилухина и Глазырина теперь боевые единицы эстафеты, а в прошлом сезоне их не было совсем…

– Но их и физически не было еще в команде, они бегали на Кубке IBU, а теперь выросли до сборной, в них если и произошли изменения, то совсем незначительные. Сейчас выигрывают только Нойнер, Домрачева, Бергер, Макарайнен и Зайцева, остальные на порядок ниже, я ожидала, что три-четыре девчонки будут в этом эшелоне по скорости, но нет. Да и стрельба, надо признать, очень слабая в российской женской сборной.

В. Л.: – Популярность биатлона выросла за последние пять лет очень сильно и в Европе стремительно приближается к футболу. Этот авторитет заработало ваше поколение, и молодые спортсмены теперь будут пожинать эти плоды в виде славы и денег. Чисто эмоционально, по-человечески как вы к этому относитесь – вам обидно или вы рады за них?

– Об этом не думала, но если так судить, то нужно вспомнить и высказать сожаление за тех же Ольгу Ромасько и Павла Ростовцева, если говорить о красноярцах, они уж точно почти ничего не имели – имени, флага, собственной репутации, и все. Но в любом случае, сколько бы современный биатлонист не получал, все будет замыкаться на результате. Спортсмена могут разбаловать на янговом (в перводе с англ. young – молодой. – Прим. ред.) возрасте – на юниорском, юношеском отмечая его результаты, но если он их не будет показывать во взрослом возрасте, то у него все и закончится, как раз тогда, когда можно собирать самые сливки. Здесь есть и плюсы и минусы, а в Казахстане это очень развито – спортсмен лишний раз не напряжется из-за полного отсутствия конкуренции. Он один и рассуждает так: "А меня все равно возьмут в команду, пусть я знаю, что я не выиграю Олимпийские игры, но от того, что я буду 20-м или 50-м, моя зарплата не изменится". И он уже не то что бы не пожинает плоды, а наоборот – делает себе только хуже. У него, во-первых, нет перспективы роста, плюс тратит свое время в спорте, а когда уходит в 30 лет, то, открывая газету, видит, что нужны два высших образования, знание языка, компьютера и опыт работы. А образование-то у него далеко не физкультурное, и он, оказывается, выходит из спорта никем и никак. Да и учитывая то, какие контракты предлагают в Казахстане биатлонистам, то на них разбогатеть невозможно. Спонсорство у нас не развито вовсе, я имею только одного спонсора, к примеру  – Kcell. В Европе и России совсем все на другом уровне, и если мне зададут вопрос, готова ли я  вернуться в те ожесточенные условия, получая при этом в десять раз больше, то я отвечу: нет, спасибо. Потому что знаю, что это будет только один год и после все закончится.

– Несколько слов о Галине Вишневской. Не хочется 17-летней девушке расточать похвалы, но две медали из трех в Инсбруке взяла она. У нас часто бывает, что молодые и талантливые спортсмены не переходят во взрослый возраст с прогрессом результатов.

– У нее есть все те же риски, какие были у предыдущих талантов. Я специально посчитала всех призеров со шведской юношеской европейской Олимпиады, они все потерялись в большом спорте. Либо отрицательно влияет форсированная подготовка, когда от молодого спортсмена хотят многого и сразу, либо спортсмен ловит звездную болезнь: "Не учите меня, что делать, кто вы тут все такие". Иногда сказываются семейные или финансовые проблемы. В Гале я не вижу признаков звездности, этот человек всегда готов тренироваться, хочет и выкладывается, может быть, иногда даже больше, чем нужно, и задача ее тренера – это как раз вовремя Галю остановить. Как пойдет дальше, сказать невозможно, на спортсмена всегда влияют семья и тренер, главное, чтобы эти факторы сошлись, а какие у нее будут интересы в будущем, посмотрим.

– Ей стоит поехать с тренером в Россию на мастер-класс, повыступать?

– Я бы никому не рекомендовала ехать на мастер-класс в Россию, побывав там. И половине россиян посоветовала бы уехать, потому что российская система губительна для многих, и это уже не секрет. Наша, конечно, тоже далеко не идеальна, но в этом плане мы не уступаем. В России, конечно, больше стартов, а это огромный плюс, которого нет в Казахстане. Если казахстанский биатлет пробежит все гонки этапов Кубка мира плюс ЧМ, то это всего около 30 стартов за сезон в лучшем случае. А в России бегают 50 стартов за сезон в течение пяти лет без перерыва. Вот в этом смысле я бы отправляла всех спортсменов на Кубки России для получения соревновательного опыта. Тренировки бессмысленны без гонок, каким бы гением ты ни был, если что-то не закрепил, то все растерял. Мышечная и эмоциональная память здесь первичны.
 России настолько много гонок, что ты устаешь их бояться. А здесь ты выходишь и снова переживаешь. Допустим, ты сделал какие-то ошибки, тебе тут же хочется их исправить, пока все в голове, выйдя через несколько дней снова на старт. А если следующий старт через месяц?! Вот Кубок Казахстана мы бежали 25 декабря, и следующая гонка ровно через месяц, мы естественно все забыли, а это уже вредно.

– Поговорим о мировом биатлоне. Я считаю, что Дарья Домрачева сейчас уже сравнялась с Магдаленой Нойнер по своей силе, по качеству. так сказать, это не просто пик формы, она уже как биатлонист на одном уровне с Леной.

– Согласна. У Даши каждый год идет плавный прогресс, пусть незначительный, но есть всегда, на протяжении последних 4 лет. Она стала выше прежней самой себя на голову, и это реалии. Я преклоняюсь перед такими спортсменами. В чем причина – природные данные, работа, психология? Ведь это очень сложно – бежать с такой легкостью и непринужденностью. Она на Кубке мира бежит так, как мы, к примеру, бегали на Кубке России. А когда ты без стресса выступаешь, то получается намного легче и лучше. И я не удивлюсь, если она умыкнет из-под носа Нойнер "Большой хрустальный глобус" в конце сезона.

– Нойнер всего 24 года. Вот зачем она уходит?

– Когда теряется мотивация, то очень сложно оставаться выступать. Меня держит мотивация и денежный интерес, а если ей незачем, то уже трудно дальше искать причину продолжать.

– Но у нее только 2 олимпийских золота, а у Вильхельм, к примеру, три. Хотя бы до Сочи-то нужно остаться, иначе это преступление…

– А все одно – невозможно соревноваться со всеми. Либо тогда нужно этих титулов завоевать 45, чтобы уже никто не перекрыл. Ну обойдет она Вильхельм, но в будущем появится кто-нибудь, кто выиграет на медаль больше. Видимо, она не ставит себе цели собрать коллекцию, как это делает Бьерндален. А в жизни очень много интересного, чем спортсмены не имеют возможности заниматься, пока продолжают спортивную карьеру. Вот у меня сейчас колоссальное количество интересов, но на них нужны время и средства. А Нойнер сейчас может себе позволить все, что хочет.

– Путин в своей статье "Россия. Национальный вопрос" в связи с культурной близостью народов постсоветского пространства предложил американскую модель 100 книг, которые бы объединяли наш конгломерат и являлись культурными скрепами. Вы можете сравнить близость наших менталитетов с близостью европейских или американских наций? Насколько это действительно так?

– Нет, к сожалению, не вдавалась в такие темы. В этом отношении у меня, как в поэзии. Притом что я понимаю все ценность и значение духовной сферы и ее влияние на взаимоотношения в обществе, мне все-таки ближе изнутри физическая культура и ее влияние на качество жизни. Ведь если ты не можешь в один прекрасный момент встать с постели, то тебе уже не будет большой разницы, какая прекрасная картина висит у тебя на стене и насколько умна книга на стуле. Я к своему стыду вообще мало читаю художественной литературы, читаю тексты на английском, чтобы упражняться в языке, которые меня, кстати, немного приучили к чтению все-таки, потому что, читая книгу на русском, я ее часто закрывала, не дочитав до конца.

А если сравнить нашу и европейскую спортивную этику, то здоровый образ жизни – это просто культ в Европе. У нас таковая замкнута только на дорогих фитнесс-центрах, которые большая часть людей не может себе позволить. Почти нет мест, чтобы, выйдя из дома, можно было полноценно погулять. А помимо инфраструктуры очень часто не хватает еще и времени. Притом что люди готовы и хотят заниматься спортом. Мы часто видим, когда люди приходят с лыжами и катаются по «никакой», по сути, трассе.
Когда я жила на Весновке, то видела, как много было бегающих и гуляющих, после того как там все окультурили. А если ты живешь где-нибудь по Толе би? И у меня ведь был велосипед, когда я приехала в Алматы, но, после того как я проехала два раза, я его продала, сказала: спасибо. Это страшно – нет велосипедных и пешеходных дорожек, да еще и учитывая, что город сильно загазован, то неизвестно приобретешь ты себе здоровье или наоборот потеряешь. Да и условия для велосипедистов другие, нежели в Европе, где все согласовано и распределено, а у нас же нужно объезжать людей, гуляющих по велосипедной дорожке, собачников с поводками, да и ждать, что в любой момент на тебя откуда-нибудь из-за забора кинется собака. В общем, тут есть над чем работать.

 Источник: Sportinfo.kz

Похожие статьи:

Новости мирового биатлонаНовости мирового биатлона. ЧМ-2012 и подготовка к Сочи-2014.

Новости мирового биатлонаЯрошенко, Пихлер, Фуркад, Романова, Палка, Виткова в новостях мирового биатлона.

Новости мирового биатлонаВладимир Драчев: “Считаю, что у Юрьевой шансов практически нет”

Новости мирового биатлонаСемеренко, Хитцер, Хорхлер и Бахман в сегодняшних новостях.

Новости мирового биатлонаБрынзак, Белкина, Нойнер в новостях мирового биатлона.

Рейтинг: +2 Голосов: 2 2114 просмотров
Комментарии (3)
ragroman # 20 февраля 2012 в 02:29 0
По своему личному опыту, да и по наблюдению за другими, могу подтвердить, что действительно перетренированность и излишние нагрузки приведут тока к истощению организма и падению всех результатов.
Danik # 20 февраля 2012 в 23:28 +1
Конечно, тренер ориентируется на высокие результаты, но следовало бы учесть физическую подготовку спортсменов
RyuzakiOne # 24 февраля 2012 в 15:06 +1
Тренер хочет указать на то что они будут претендовать только на высокие результаты,он всё делает правильно,пока что просто спортсменки еще не привыкли , но в дальнейшем они явно будут демонстрировать хорошие результаты.

Мы В Контакте